Rambler's Top100

№ 727 - 728
1 - 21 мая 2017

О проекте

Институт демографии Национального исследовательского университета "Высшая школа экономики"

первая полоса

содержание номера

читальный зал

приложения

обратная связь

доска объявлений

поиск

архив

перевод    translation

Оглавление Тема номера
Маятниковая миграция в Московском регионе: новые данные

Данные для изучения маятниковой миграции – традиционные и новые

Пространственная структура трудовых маятниковых миграций

Сезонные колебания трудовой маятниковой миграции

Заключение

ОБСУДИТЬ НА ФОРУМЕ

Ссылки по теме номера

Темы предыдущих номеров

См. также Архив "Темы номеров"

Для цитирования: Махрова А.Г., Бочкарев А.Н. Маятниковая миграция в Московском регионе: новые данные // Демоскоп Weekly. 2017. № 727-728. URL: http://demoscope.ru/weekly/
2017/0727/tema01.php


Понравилась статья? Поделитесь с друзьями:


Google
Web demoscope.ru

Маятниковая миграция в Московском регионе: новые данные

Над темой номера работали

Алла
МАХРОВА[1]

Антон БОЧКАРЕВ[2]

Данные для изучения маятниковой миграции - традиционные и новые

Маятниковая трудовая миграция – один из важнейших атрибутов связанности городских агломераций, сложный и многогранный объект исследования. В отличие от практики западных стран в России их исследование затруднено отсутствием качественной статистики: несмотря на масштабы и значимость явления, исследования поездок коммьютеров не проводятся на постоянной основе. Особенно актуальна проблема учета и анализа маятниковых миграций для Московского столичного региона[3], так как это не только ареал самых масштабных возвратных миграций в пределах России, но и место проявления новых трендов в их развитии: именно здесь они наиболее интенсивны и в то же время изменчивы.

На этом фоне появление (пока в ограниченном доступе) данных о маятниковых миграциях из принципиально новых источников информации, возникновение которых напрямую связано с информатизацией общества, свидетельствует о быстрой и существенной модернизации методического аппарата их изучения. Один из таких подходов реализован в данной работе, в которой для оценки трудовой маятниковой миграции были использованы данные о передвижениях абонентов сотовых компаний, которые относятся к категории так называемых BigData («большие данные»).

Методы изучения и оценка масштабов[4]. Система учета коммьютеров в странах Европы и США развивается с середины XX века, при этом исследования трудовых маятниковых миграций, как правило, проводятся отдельно от общих наблюдений за миграционным движением населения. Так, Бюро цензов США проводит «Оценки дневного населения с учетом маятниковых мигрантов», которые содержат усредненные данные за трехлетний период по территориальным единицам учета с населением не менее 20 тыс. человек, а за пятилетний период – по всем обследуемым территориям[5]. На постоянной основе проводятся исследования маятниковых миграций Национальным статистическим ведомством Великобритании, где они базируются на данных переписей населения, которые привязаны к «Модели маятниковых миграций»[6].

В отличие от зарубежных стран в России нет устоявшейся практики мониторинга данного процесса. Федеральная служба государственной статистики РФ не проводит исследований трудовых маятниковых миграций, а единственным примером их централизованного исследования стала Всесоюзная перепись 1970 г. с данными о направлениях и объемах поездок на меж- и внутрирегиональном уровнях[7]. В рамках переписи 2002 года были проведены пилотные исследования в Преображенском районе Москвы и сельской местности Красногорского района, но из-за их высокой стоимости решено было отказаться от исследований трудовых маятниковых миграций в рамках переписи[8].

Проблема отсутствия централизованных данных компенсируется использованием различных источников информации, каждый из которых обладает своими преимуществами и недостатками. В целом они могут быть поделены на условно прямые (данные официальной статистики, деперсонифицированные данные Пенсионного фонда РФ, результаты социологических опросов и др.) и косвенные, включающие, помимо прочих, данные сотовых операторов связи, которые являются новым источником информации, имеющим свои многочисленные ограничения и допущения (табл. 1).

Таблица 1. Источники данных для оценки маятниковых трудовых миграций

Условно прямые

Косвенные

1. Данные Пенсионного фонда РФ (предоставляются в деперсонифицированном виде)

1. Данные об объемах пассажиропотоков (по числу проданных билетов в пригородном сообщении)

2. Социологические опросы

2. Сопоставление числа занятых в экономике муниципальных образований с численностью экономически активного населения

3. Баланс трудовых ресурсов

3. Данные о локализации активности в сетях мобильной связи, позволяющие оценить передвижения с разными ритмами

4. Данные о временной регистрации

4. Данные о путях перемещения коммьютеров с применением геоинформационных систем, включая информацию из социальных сетей (Twitter, Instagram, Foursquare и др.);

Источник: Аверкиева К.В., Антонов Е.В., Кириллов П.Л., Махрова А.Г., Медведев А.А., Неретин А.С., Нефедова Т.Г., Трейвиш А.И. Между домом и ... домом. Возвратная пространственная мобильность населения России /Ред. Т.Г. Нефедовой, К.В. Аверкиевой, А.Г. Махровой. Москва: Новый хронограф, 2016.

На региональном уровне информацию о маятниковых миграциях содержат материалы Обследования населения по проблемам занятости (далее – ОНПЗ), проводимые Росстатом. Первое такое обследование было выполнено в июне 1992 года в Орловской области; сплошное обследование на регулярной основе введено с октября того же года, а с конца 1999 года оно проводится ежеквартально. Данные ОНПЗ содержат информацию об объеме межрегиональной трудовой миграции, позволяя таким образом получить оценку количества маятниковых трудовых мигрантов между Москвой и Московской областью. Согласно этим данным, в 2012 году около 41% поездок в Москву совершалось в ежедневном режиме, а из 479 тыс. занятых, выезжавших на работу из Московской области, 437,5 тыс. работало в Москве[9].

На основе данных ОНПЗ, а также результатов обследования занятости на малых предприятиях, можно рассчитать баланс трудовых ресурсов, который позволяет оценить количество коммьютеров на региональном и муниципальном уровнях. Согласно одной из проведенных оценок, в 2001 году центростремительный поток из области в Москву достигал 1-1,3 млн человек[10]. В целом эти данные подтверждают результаты других исследований, хотя и несколько занижают число маятниковых трудовых мигрантов[11].

Во Всероссийскую перепись населения 2010 года были включены вопросы (номер 11.2 и 11.3 в переписном листе) о нахождении места работы: внутри населенного пункта проживания, внутри своего региона, за пределами своего региона с уточнением субъекта РФ[12]. Дополняя эти данные другой информацией из опросных листов (о поле, возрасте, семейном положении, доходе и др.), можно сформировать «социальный портрет» трудового мигранта, а также выделить по территориальному признаку маятниковых мигрантов. К сожалению, перепись не включала вопрос о периодичности поездок, что затрудняет сопоставление данных с ОНПЗ, где эта информация присутствует.

Методология переписи подразумевала возможность заполнения переписных листов на основе административных источников при невозможности личного опроса или отсутствии респондента[13]. При этом пункты 11.2 и 11.3 могли быть оставлены пустыми, либо же указывалось, что респондент работает в пункте проживания, что могло приводить к занижению количества трудовых мигрантов. В то же время, нет причин не доверять информации о респондентах, указавших место работы за пределами населенного пункта проживания. Таким образом, достоверность данных переписи по оценке трудовых маятниковых миграций близка или соответствует ОНПЗ[14].

Транспортная статистика играет вспомогательную роль, позволяя получить представление только об общих показателях маятниковой миграции в регионе. В середине 1980-х годов проводилась оценка их численности на основе данных о количестве купленных абонементов на железнодорожном транспорте, дополненных натурными наблюдениями в пересадочных узлах в часы-пик с пригородных поездов/автобусов на метро. Согласно этому исследованию, центростремительный поток коммьютеров составлял порядка 750 тыс. человек в сутки, а центробежный – около 150 тыс. человек[15].

В настоящее время на основании данных ОАО «РЖД» о месячном пассажиропотоке между Москвой и Московской областью можно оценить лишь примерный объем суточных перемещений пассажиров, так как без данных о пассажиропотоках по времени суток невозможно сделать обоснованную оценку потоков в Москву и из нее. Также ценность железнодорожной статистики нивелируется большим количеством безбилетных пассажиров, или же пассажиров, покупающих билеты, не соответствующие их маршруту. Для межсубъектных автобусных маршрутов, помимо проблемы «зайцев», существует также проблема нелегальных маршрутов, а также практика проезда без билета (только по оплате наличными).

Анализ данных Центральной пригородной пассажирской компании и Московско-Тверской пригородной компании показал, что за февраль 2014 года из Московской области в Москву на пригородных поездах было перевезено 14,4 млн пассажиров. Большая часть пассажиропотока (81,6%) формируется на станциях, расположенных в зоне ближних и средних пригородов. При этом крупнейшие станции, пассажиропоток на которых за месяц превышал 10 тыс. человек, суммарно дают более 95% пассажиропотока, а 12 (по официальному территориальному делению – 11 за счет включения Железнодорожного в состав Балашихи) крупнейших центров притяжения формируют порядка 50% пассажиропотока. За исключением Подольска и Раменского эти центры сконцентрированы вблизи МКАД, представляя собой так называемые «окраинные города» (edge cities)[16]. Из них особенно выделяется городской округ Балашиха, образованный в результате объединения городов Балашиха и Железнодорожный в 2015 году, который суммарно дает порядка 10% пассажиропотока области при 6% ее населения. Наибольшее количество крупнейших центров притяжения сконцентрировано на северо-восточном направлении (Мытищи, Королев, Пушкино), откуда едет порядка 14-16% пассажиров.

Данные Пенсионного фонда РФ – один из относительно новых источников данных о маятниковых миграциях. Помимо сложности получения, скорее даже недоступности, основным их недостатком служит то, что страховой номер привязывается к месту его получения, т.е. к месту проживания гражданина на момент регистрации в системе пенсионного страхования. Впоследствии место проживания могло неоднократно измениться, что со временем приводит к нарастанию расхождений с реальным местом регистрации. Так, в Московской агломерации на протяжении последних 30-35 лет пропорция между центробежным и центростремительным потоком сохраняется практически неизменной (80% к 20%). Однако согласно данным Пенсионного фонда за 2014 год это соотношение составило 60% к 40%.[17] Вероятно, центростремительный поток занижен за счет недоучета притока мигрантов, купивших жилье в Московской области, но работающих на столичном рынке труда (они учтены как жители других регионов, работающие в Москве). Также данные Пенсионного фонда отображают москвичей, постоянно живущих и работающих в Московской области, как «ложных» маятниковых мигрантов.

Социологические опросы составляют отдельную группу методов исследования передвижений коммьютеров. Высокая стоимость затрудняет их проведение на регулярной основе, но возможность получения отсутствующей в других источниках информации (пол, возраст, профессия респондента и пр.) делает данные соцопросов весьма ценными для анализа трудовых маятниковых миграций. В качестве примера можно привести социологический опрос, проведенный «Центром экономики инфраструктуры» (ЦЭИ) в 2014 году, который содержал данные и об объемах трудовой миграции[18].

Данные сотовых операторов являются новым источником данных, которые, несмотря на все свои недостатки, зарекомендовали себя как достаточно достоверный источник разной информации, позволяя провести гораздо более детальный и достоверный анализ трудовых маятниковых миграций, чем при использовании ряда других источников данных. Одной из первых работ в РФ в этой области стало исследование, подготовленное к Московскому урбанистическому форуму в 2013 году, когда было изучено перемещение населения в границах Московской агломерации с помощью данных сервиса Геопространственного анализа ОАО «Мегафон»[19].

Еще одним примером работы на основе данных навигационных приложений стало исследование «Дом – работа, работа – дом», проведенное компанией «Яндекс» по данным программ «Яндекс.Навигатор» и «Яндекс.Карты» в ноябре 2016 года. Пользователи приложений имеют возможность сохранять наиболее часто посещаемые адреса в памяти программы для расчета кратчайшего пути на личном автомобиле. Из массива данных были выбраны точки «дом» и «работа»: всего в Москве и ближайшем Подмосковье было выделено 490 тысяч пар таких точек[20]. Как показало это исследование, данные навигационных программ позволяют детально изучить маршруты автомобилистов, в том числе являющихся маятниковыми мигрантами. В то же время, большое число людей пользуется общественным транспортом, они не могут быть учтены в рамках этого подхода.

В данной работе использованы данные Департамента информационных технологий города Москвы (ДИТ), которые собираются с июля 2015 года на основе обезличенной информации об абонентах операторов «большой тройки» («Билайн», «МТС», «Мегафон»).[21] Для определения местоположения абонента используют замер удаленности абонента от трех станций по мощности сигнала от его сотового телефона. В настоящее время сотовая сеть состоит из ячеек 500 на 500 метров, что определяется по наименьшей плотности расположения ретрансляторов сотовых операторов. Данные, поступившие на сервера компаний-операторов, обезличиваются, а затем агрегируются по временным интервалам и по муниципальным образованиям в зависимости от требований формируемого отчета. Также выборка очищается от сигналов модемов, планшетов, а также телефонов, используемых для передачи данных через сеть Интернет (по сути, тех же модемов) и абонентов, которые пользуются двумя и более сим-картами.

Затем специалисты ДИТ формируют отчеты о различных типах перемещений абонентов: в основу данной работы легла матрица корреспонденций «дом-работа». Фактически данные сотовых операторов являются источником информации, позволяющим оценить объемы центростремительного и центробежного потоков, выявить дифференциацию трудовых маятниковых миграций в разрезе муниципальных районов Москвы и муниципальных образований Московской области, аттрактивность главного и локальных центров притяжения, сезонные колебания потоков коммьютеров и ряд других аспектов.

Отсутствие единого источника информации о трудовых маятниковых миграциях ведет к тому, что отечественные исследователи вынуждены интегрировать данные многих ресурсов, приходя к усредненной оценке потоков коммьютеров. Обобщение исследований, выполненных за последние годы в Московском столичном регионе, показывает, что в настоящее время центростремительный поток оценивается в 0,8–1,2 млн человек, а центробежный поток составляет от 0,2 до 0,5 млн человек (табл. 2).

Таблица 2. Оценки потоков трудовых маятниковых миграций
по Москве и Московской области

Источники данных

Год

Оценки, млн. человек

Москва

Московская область

Въезд

Выезд

Въезд

Выезд

Перепись населения (Флоринская и др., 2015)[22]

2010

 

 

 

0,9

Обследование населения по проблемам занятости (ОНПЗ)[23]

2012

0,4

 

 

0,4

Баланс трудовых ресурсов (Махрова и др., 2008)[24]

2005

1,2

0,3

0,3

1,2

Баланс трудовых ресурсов Комитета по труду и занятости правительства Московской области (Махрова, Кириллов, 2015)[25]

2014**

 

 

0,2

0,9

Пенсионный фонд РФ, Налоговая служба РФ (Шитова, 2009, Шитова, Шитов, 2013)[26][27]

2001

0,9-1,2

 

 

0,9-1,2

Пенсионный фонд РФ (Махрова и др., 2008; Махрова, Кириллов, 2015)[28][29]

2005

1,2

0,3

0,3

1,2

2014**

0,8

0,5

0,5

0,8

Социологический опрос «Центра экономики инфраструктуры» (Махрова, Кириллов, 2015)[30]

2014***, зима

1,2

0,3

0,3

1,2

2014***, лето

0,3*

 

 

0,3*

Данные операторов сотовой связи (Махрова и др., 2016)[31]

2015***

1,3

0,4

0,4

1,3

* - москвичи, живущие в Московской области и ездящие на работу в Москву
** - Москва в новых границах
*** - Москва в старых границах

Источник: Махрова А.Г., Кириллов П.Л., Бочкарев А.Н. Маятниковые трудовые миграции населения в Московской агломерации: опыт оценок потоков с использованием данных сотовых операторов // Региональные исследования. 2016. № 3 (53). С. 71–82.


[1] Махрова Алла Георгиевна - ведущий научный сотрудник, канд. геогр. н.; Институт географии РАН, отдел социально-экономической географии; Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова, географический факультет, кафедра экономической и социальной географии России.
[2] Бочкарев Антон Николаевич - младший научный сотрудник, Институт географии РАН, отдел социально-экономической географии; аспирант, Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова, географический факультет, кафедра экономической и социальной географии России.
[3] Здесь и далее под Московским столичным регионом понимается территория Москвы и Московской области.
[4] Авторы благодарят Российский научный фонд, при финансовой поддержке которого был подготовлен раздел «Методы изучения и оценка масштабов» данной статьи (проект № 14-18-00083 «География возвратной мобильности населения в сельско-городском континууме» Института географии РАН)
[5] Commuting in America 2013. National report on commuting patterns and trends // American Association of State Highway and Transportation Officials, October 2013, 32 p. URL: http://traveltrends.transportation.org/Documents/B1_CIA_Overview_web_2.pdf (дата доступа 02.02.2016).
[6] Commuting Patterns in the UK, 2011 // Part of 2011 Census, Origin-destination Statistics on Migration, Workplace and Students for Local Authorities in the United Kingdom Release.
[7] Махрова А.Г., Кириллов П.Л. Сезонная пульсация населения Московской агломерации под влиянием дачной и трудовой маятниковой миграции: подходы к изучению и оценка // Региональные исследования. 2015. № 1 (47). С. 117–125.
[8] Шитова Ю.Ю., Шитов Ю.А. Анализ и прогнозирование маятниковой трудовой миграции в Подмосковье (на примере г. Дубны) // Проблемы прогнозирования, №4, 2008. С. 112–122.
[9] Флоринская Ю.Ф., Мкртчян Н.В., Малева Т.М., Кириллова М.К. Миграция и рынок труда. – М.: Издательский дом «Дело» РАНХиГС, 2015.
[10] Шитова Ю.Ю., Шитов Ю.А. ГИС-анализ пространственной структуры и потоков маятниковой трудовой миграции в регионе на примере Московской агломерации // Материалы XIII Международной научной конференции по проблемам развития экономики и общества, 3-5 апреля 2012 г., ВШЭ, Москва. URL: http://regconf.hse.ru/uploads/a8cf29519a6283e1882983243c8f6eb22a86e0c5 (дата обращения 07.03.2016).
[11] Махрова А.Г., Кириллов П.Л. Сезонная пульсация населения Московской агломерации под влиянием дачной и трудовой маятниковой миграции: подходы к изучению и оценка // Региональные исследования. 2015. № 1 (47). С. 117–125.
[12] Антонов Е.В. Трудовая мобильность населения России по данным Всероссийской переписи 2010 года // Вестник Московского университета. Серия 5: География. 2016. № 2. С. 54–63.
[13] Федеральный закон «О Всероссийской переписи населения» (в ред. Федеральных законов от 28.11.2009 № 293-ФЗ, от 27.07.2010 № 204-ФЗ). Статья 6, п. 3. URL: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/perepis2010/croc/Documents/Official/fz-293.docx (дата обращения: 03.12.2016).
[14] Антонов Е.В. Трудовая мобильность населения России по данным Всероссийской переписи 2010 года // Вестник Московского университета. Серия 5: География. 2016. № 2. С. 54–63.
[15] Махрова А.Г., Кириллов П.Л. Сезонная пульсация населения Московской агломерации под влиянием дачной и трудовой маятниковой миграции: подходы к изучению и оценка // Региональные исследования. 2015. № 1 (47). С. 117–125.
[16] Махрова А.Г., Нефедова Т.Г., Трейвиш А.И. Московская агломерация и Новая Москва // Pro et Contra. Москва как физическое и социальное пространство. №6 (57), ноябрь – декабрь, 2012. С. 20-33.
[17] Махрова А.Г., Кириллов П.Л. Сезонная пульсация населения Московской агломерации под влиянием дачной и трудовой маятниковой миграции: подходы к изучению и оценка // Региональные исследования. 2015. № 1 (47). С. 117–125.
[18] Для анализа трудовых маятниковых миграций населения в работе были использованы результаты социологического опроса, проведенного Центром экономики инфраструктуры [Махрова, Кириллов, 2015]. Объем выборки составил 1200 респондентов по Москве и 4000 респондентов по Московской области. Выборка строилась пропорционально численности населения и социально-демографическим показателям административных округов города, за исключением Зеленограда, а также аналогичным характеристикам муниципальных образований Московской области.
[19] Богоров В. Новиков А., Серова Е. Самопознание города // Археология периферии. М., 2013. С. 380-405.
[20] Дом – работа, работа – дом. Компания «Яндекс. Интернет-источник, 2016. URL: https://yandex.ru/company/researches/2016/home_work (дата обращения 16.02.2017)
[21] Авторы благодарят Департамент информационных технологий правительства г. Москвы за возможность использовать предоставленные ими данные о передвижениях абонентов сотовой связи для написания данной работы.
[22] Флоринская Ю.Ф., Мкртчян Н.В., Малева Т.М., Кириллова М.К. Миграция и рынок труда. М.: Издательский дом «Дело» РАНХиГС, 2015.
[23] Труд и занятость. Статистический справочник. М.: Федеральная службы гос. статистики, 2013.
[24] Махрова А., Нефедова Т., Трейвиш А. Московская область сегодня и завтра: тенденции и перспективы пространственного развития. – М.: Новый хронограф, 2008.
[25] Махрова А.Г., Кириллов П.Л. Сезонная пульсация расселения в Московской агломерации под влиянием дачной и трудовой маятниковой миграции: подходы к изучению и оценка // Региональные исследования. 2015. № 1 (47). С. 117 – 125.
[26]Шитова Ю.Ю. Маятниковая миграция в Подмосковье: комплексный социально-экономический анализ. Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2009.
[27] Шитова Ю., Шитов Ю. Маятниковая трудовая миграция в Московском регионе. Демоскоп Weekly. № 569 – 570. 30 сентября – 13 октября 2013.
[28] Махрова А., Нефедова Т., Трейвиш А. Московская область сегодня и завтра: тенденции и перспективы пространственного развития. – М.: Новый хронограф, 2008.
[29] Махрова А.Г., Кириллов П.Л. Сезонная пульсация расселения в Московской агломерации под влиянием дачной и трудовой маятниковой миграции: подходы к изучению и оценка // Региональные исследования. 2015. № 1 (47). С. 117 – 125.
[30] Махрова А.Г., Кириллов П.Л. Сезонная пульсация расселения в Московской агломерации под влиянием дачной и трудовой маятниковой миграции: подходы к изучению и оценка // Региональные исследования. 2015. № 1 (47). С. 117 – 125.
[31] Махрова А.Г., Кириллов П.Л., Бочкарев А.Н. Маятниковые трудовые миграции населения в Московской агломерации: опыт оценок потоков с использованием данных сотовых операторов // Региональные исследования. 2016. № 3 (53). С. 71–82.

<<< Назад


Вперёд >>>

 

Вернуться назад
Версия для печати Версия для печати
Вернуться в начало

Свидетельство о регистрации СМИ
Эл № ФС77-54569 от 21.03.2013 г.
demoscope@demoscope.ru  
© Демоскоп Weekly
ISSN 1726-2887

Демоскоп Weekly издается при поддержке:
Фонда ООН по народонаселению (UNFPA) - www.unfpa.org (2001-2014)
Фонда Джона Д. и Кэтрин Т. Макартуров - www.macfound.ru (2004-2012)
Фонда некоммерческих программ "Династия" - www.dynastyfdn.com (с 2008)
Российского гуманитарного научного фонда - www.rfh.ru (2004-2007)
Национального института демографических исследований (INED) - www.ined.fr (2004-2012)
ЮНЕСКО - portal.unesco.org (2001), Бюро ЮНЕСКО в Москве - www.unesco.ru (2005)
Института "Открытое общество" (Фонд Сороса) - www.osi.ru (2001-2002)


Russian America Top. Рейтинг ресурсов Русской Америки.